Появление догмата о троице (ч.1)

Появление догмата о троице (ч.1)Как мы уже сказали, библейские тексты нельзя приводить в качестве доказательства догмата о Троице, потому что те, кому приписывают авторство библейских книг, ничего не знали о Троице.

Первым ввел понятие Троицы в христианство Тертуллиан. Произошло это около 200 года. Как упоминается в Каноне Священной Книги, многие отцы церкви, включая Савеллия, противоречили ему тогда. Однако в 4 веке, после обращения в христианство императора Константина, Троица одержала верх над Единобожием. До Тертуллиана не было никаких упоминаний о Троице.

Догмат о Троице стал главной составляющей христианства и официально признанной основой христианского вероучения после двух вселенских соборов. На первом была признана и закреплена Божественность Иисуса, а на втором — Божественность Святого Духа.

Никейский собор

Никейский собор состоялся в 325 году по приказу императора-язычника Константина, который за несколько лет до указанного события объявил о введении религиозной терпимости на территории Империи.

Увидев, что противоречия и противостояния между христианскими церквями оказывают негативное влияние на народ и сотрясают опоры государства, Константин ре­шил организовать Собор, на который были созваны представители различных христианских церквей. Собор проходил под личным руководством Константина. Он лично открыл его. В Соборе участвовали 2048 христианских священнослужителей. Прения и дебаты продолжались три месяца, однако согласие так и не было достигнуто. Собравшиеся не смогли прийти к единому мнению об основах христианского вероучения.

Участников Собора можно условно разделить на три группы:

1) Приверженцы Единобожия, отрицающие Божественность Иисуса. Их возглавлял Арий Александрийский и Евсевий Никомедийский[1]. Их взгляды разделяло около тысячи священнослужителей.

2) Утверждающие, что Иисус существует изначально вместе с Отцом и что они составляют единую сущность, хотя Иисус и представляет собой отдельную ипостась. Они говорили, что если бы Иисус не был таковым, его нельзя было бы назвать Спасителем. К этой группе относился Римский Папа Александр и молодой язычник, объявивший о принятии им христианства, по имени Афанасий.

В книге «Христианское религиозное воспитание» об Афанасии говорится следующее: «Все мы знаем о том прекрасном положении, которое занимал святой Афанасий Посланник в святой церкви на протяжении веков. Вместе с Папой Александром присутствовал на Никейском соборе. Святой Афанасий был одним из праведных и вер­ных воинов Иисуса Христа. К его заслугам относится и то, что он принимал участие в создании Символа веры[2]. В 329 году он стал патриархом и преемником Папы Алек­сандра».

3) Желающие согласовать и объединить два упомянутых мнения. К ним относится епископ Евсевий Кесарийский. Он сказал, что Иисус не был сотворен из ничего, а рожден от Отца в извечности, изначально, поэтому в нем присутствуют элементы, схожие с природой Отца.

Очевидно, что это мнение, которое якобы должно было согласовать два предыдущих, мало чем отличается от мнения Афанасия. Константин склонился именно к этому мнению, которого придерживались 318 священнослужителей. Остальные, в том числе, разумеется, сторонники Ария и немногочисленные сторонники других малорас­пространенных мнений, вроде утверждений о Божественности Марии, были против этого решения.

Упомянутые 318 священнослужителей издали постановления Никейского собора, главным из которых был догмат о Божественности Иисуса. Одновременно был издан приказ сжечь все книги и Евангелия, которые противоречили этому постановлению.

Арий и его сторонники были отлучены от церкви. Было также издано постановление о разрушении идолов и казни всех идолопоклонников, а также о том, что в канцелярии должны быть только христиане[3].

Ария и его последователей постигло предсказанное Иисусом: «Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня» (От Иоанна, 16:2-3).

Если бы они оценили могущество и величие Бога должным образом, они ни за что не осмелились бы приписать Ему сына и объявить Богом распятого на кресте человека, рожденного женщиной.

На Никейском соборе не обсуждался вопрос о Божественности Святого Духа, и споры относительно его сущности продолжались вплоть до Константинопольского собора, поставившего точку в этом вопросе.

Константинопольский собор

В 381 году император Феодосии созвал Константинопольский собор, чтобы обсудить слова епископа Константинополя Македония, который был приверженцем арианства. Он отрицал Божественность Святого Духа и говорил о нем то, что говорится о нем в Библии: «Святой Дух — это Божественное действие, распространенное во вселенной, а не ипостась, отличная от Отца и Сына». Он говорил о Святом Духе: «Он подобен остальным творениям Бога, и он служил Сыну как служили ангелы».

На Собор прибыли сто пятьдесят епископов. Они решили предать Македония анафеме, лишить его всех церковных званий, а его последователей подвергнуть жестоким наказаниям.

Тогда же они приняли одно из важнейших постановлений вселенских соборов церкви, закрепив догмат о Божественности святого Духа и объявив его третьей ипостасью в Святой Троице, дополняющей Отца и Сына. Они сказали: «Мы считаем, что Святой Дух — это не что иное, как Дух Бога, а Бог — не что иное как Его жизнь, и если мы скажем, что Святой Дух сотворен, это все равно что сказать, что Бог сотворен».

Были также приняты некоторые постановления, касающиеся устройства церкви и ее политики[4].

Единобожие в истории христианства

Ранее мы уже приводили тексты из Ветхого и Нового Заветов, подтверждающие, что Единобожие есть религия Бога, к которой призывали все Его посланники, включая Иисуса, на протяжении веков.

Если основой религии Иисуса было Единобожие, то где же последователи Иисуса? И когда исчезло Единобожие из жизни христиан? И возможно ли, чтобы все эти свидетельства Единобожия не оказывали никакого влияния на христианство на протяжении стольких веков?

Для того чтобы найти ответ на эти вопросы, исследователи долго перелистывали страницы древней, средневековой и новейшей истории. Они имели целью выяснить, что же произошло с Единобожием за двадцать веков противостояния язычеству Павла. И что же открылось им?

Единобожие до Никейского собора

Первое поколение христиан после вознесения Иисуса верили в Единственность Бога и в то, что сам Иисус был Его рабом и, соответственно, человеком. Они верили, что Иисус был посланником Бога и Его пророком. Это подтверждают тексты Библии, которые мы приводили ранее в качестве свидетельств Единобожия.

В нашем распоряжении имеются и исторические свидетельства того, что первое поколение христиан исповедовало чистое Единобожие.

Автор книги «Луга рассказов о жизни праведных» пишет о Петре и Марке: «Они отвергали Божественность Иисуса». Такими были убеждения ближайших учеников Ии­суса.

А в «Американской энциклопедии» говорится: «Движение Единобожия в истории религий началось очень рано и в действительности оно появилось на десятки лет раньше Троицы». Дело в том, что Единобожие появилось с появлением посланников и пророков и ярко блеснуло во время пророческой миссии Иисуса (мир ему), который, подобно своим предшественникам, принес миру учение о Единобожии.

Во французской энциклопедии Ларусса сказано: «Догмата о Троице не было в книгах Ветхого Завета, он не проявлялся в действиях первых отцов церкви и ближайших учеников Христа, однако католическая и протестантская церкви продолжают утверждать, что вера в Троицу была у христиан всегда… В течение всего периода существования первой христианской церкви, состоящей из евреев — последовавших за Иисусом иудеев — господствовало убеждение, что Иисус — человек. Жители Назарета и все группы христиан, состоящие из бывших иудеев, были убеждены, что Иисус — человек, укрепленный и поддерживаемый Святым Духом. И все это время никто не упрекал их в ереси, неверии и безбожии. Во втором веке христианской эры были приверженцы нововведений и безбожники. И в том же втором веке были верующие, которые считали Иисуса Мессией и обычным человеком. С увеличением числа язычников, принимающих христианство, появились убеждения, которых не было ранее».

Ауд Саман говорит, подтверждая, что Иисус не имеет никакого отношения к многобожию и язычеству: «Внимательно изучив отношения учеников и Иисуса, мы обнаруживаем, что они воспринимали его только как человека, поскольку они, как и иудеи, считали, что Бог не может явиться в образе человека. Да, они ожидали пришествия Мессии, однако Мессия, согласно их представлениям, которые они унаследовали от отцов и дедов, был посланником Бога, но никак не Самим Богом».

«Американская энциклопедия» также подчеркивает, что путь от первого Иерусалимского собора, созванного учениками Иисуса, до Никейского собора был отнюдь не прямым, и Единобожие было распространено даже в тех районах, где проповедовал Павел, то есть в Антиохии и среди галатов, и Павел встретил резкое сопротивление.

15 июля 1966 года в газете «Таймс» был опубликован древний христианский документ, из которого следовало, что в первый период после смерти Иисуса его последователи были убеждены, что он всего лишь очередной пророк, посланный к сынам Израилевым.

А Бертранд Рассел, английский философ, говорит: «Вы спросите: почему Бертранд Рассел не христианин? Отвечаю: потому что я считаю, что первый и последний хри­стианин умер девятнадцать веков назад, и с ним умерло истинное христианство, которое принес людям этот великий пророк»[5].

Однако изначальность Единобожия, которое господствовало при жизни первого поколения христиан, и его сила не смогли помешать распространению языческого призыва Павла среди новообращенных христиан из числа бывших язычников. Они нашли в его призыве привычные им языческие основы с добавлением идеалов и морально-этических норм, которых не хватало римскому и греческому язычеству.

Что же касается учеников Иисуса, то они решительно отвергли и осудили призыв Павла и старались воспрепятствовать его распространению. После их кончины про­должатели их дела, приверженцы Единобожия, продолжили борьбу с последователями Павла. Появились группы тех, кого церковь в своей истории называет еретиками. Это люди, которые отвергали религиозные мнения (постановления) церкви, в том числе и группы, отвергавшие Божественность Иисуса.

Среди них — эбиониты. Название это восходит к слову «эйвоним» — «нищие».

Эти группы и общины появились в первом веке нашей эры. Основаны они были евреями. Их деятельность стала особенно активной после 70 года.

Об убеждениях этих групп нам сообщают древние историки. Патриарх Александрии сказал в 326 году об арианстве: «Это учение взбунтовавшихся против богобоязненности церкви, учение эбионитов, и оно очень похоже на учение Павла Самосатского[6]».

А Кирилл Иерусалимский в 388 году сказал о еретиках: «Керинф[7] произвел разрушение в церкви, и так же Менандр, Карпократ и эбиониты».

Ириней[8] пишет в своей книге «Против еретиков»: «Эбиониты согласны с тем, что Бог сотворил мир, однако их представления о Господе подобны представлениям Керинфа и Карпократа. Они используют только Евангелие от Матфея и не признают Павла. Они говорят о нем, что он отрекся от Закона. Они делают обрезание и придерживаются всех обычаев, упомянутых в Законе».

Евсевий Кесарийский (ум. в 240 году) писал в своей «Истории»: «Наши древние предки были правы, называя их беднотой, потому что их убеждения касательно Иисуса действительно были «бедными» и низкими. Они считали его обычным человеком, который стал праведным, достойным и уважаемым лишь благодаря своим нравственным достоинствам». Эбиониты считали Павла вероотступником и обвиняли его в искажении религии».

В различных источниках упоминается о том, что они использовали только Евангелие от Матфея или Еврейское Евангелие. Скорее всего, это два названия одного и того же Евангелия. По всей вероятности, они использовали еврейский оригинал Евангелия от Матфея и оставили без внимания остальные. Некоторые историки считают, что именно из-за этой общины Иоанна побудили написать его Евангелие, дабы утвердить Божественность Иисуса.

Эта община приобрела влияние и усилилась. У нее появилось много сторонников и последователей в Палестине, Сирии и Малой Азии и даже в Риме. Она просуществовала до 4 века. Из слов святого Жерома следует, что в четвертом веке она была ослаблена и подвергалась преследованиям и гонениям. Она оказалась в подобном положении после того, как ее члены отказались подчиняться постановлениям Никейского собора и указам Константина.

Некоторые мусульманские исследователи считают, что именно об этой общине говорится в кораническом аяте: «Мы поддержали тех, которые уверовали, в борьбе с их врагами, и они вышли победителями» (Сура 61 «Ряды», аят 5). И именно этих людей имел в виду Иисус, когда говорил: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Не­бесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны мило­стивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнан­ные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (От Матфея, 5:3-12).

Практически одновременно с появлением этой общины, в 73 году появился проповедник по имени Коринф, которого историк Евсевий назвал предводителем еретиков. Он считал, что Иисус был выдающимся человеком, и не более того. Он отверг все Евангелия, кроме Евангелия от Матфея, точнее, утерянного ныне еврейского текста этого Евангелия.

В конце 2 века появился Аммоний Саккас. Он утверждал, что Иисус — сверхчеловек, любимец Бога, а его ученики исказили его призыв. Нечто подобное утверждал и Карпократ. Его последователей называли карпократиане. Однако они, утверждая человеческую природу Иисуса, дошли до преувеличений и заявили, что Иисус подобен остальным мудрецам и любой способен повторить его деяния и вести себя подобно ему. В ответ на их утверждения несогласные с ними начали утверждать о Божественности Иисуса, хотя для этого и не было оснований.

В своем противостоянии с обожествляющими Иисуса (мир ему) эти люди низвели его намного ниже того места, которое отвел ему Всевышний.

В середине 3 века появилась еще одна община — павлиане, последователи Павла Самосатского, который был епископом Антиохии в 260 году. Он также занимал высокий пост в королевстве Тадмор.

Священник Кирд излагает основные убеждения павлиан в своей книге «Светоч тьмы в разъяснении служения»: «Община, называемая павлианами. Последователи Павла Самосатского, епископа Антиохии. Они верят в то, что Бог один и един, и у Него одна сущность и одна ипостась. Они не называют его тремя именами, и не веруют в то, что Слово является Спасителем, и не веруют в животворящий Святой Дух. Они говорят, что Иисус — человек, сотворенный Богом, подобно Адаму, и по сущности своей он подобен любому из нас, а началом его была Мария…».

В течение пяти лет церковь созвала три Собора ради того, чтобы убедить его отказаться от его взглядов. Последний из этих соборов был созван в 268 году. Павел присутствовал на нем и отстаивал свои убеждения. После Собора он был изгнан и лишен всех постов и привилегий, однако его последователи существовали вплоть до 7 века.

В начале 4 века появился ученый-монах Лукиан. Он считал, что Иисус — небесное создание, и Бог вывел его из небытия, и он стал существовать. В его личности проявился Божественный разум. Его дух был нечеловеческим, однако он абсолютно точно не был Богом[9].

На убеждения этой общины оказали влияния господствовавшие в те времена искаженные представления о мире, Боге и религии, поэтому они и объявили Иисуса «сверхчеловеком».

Из книги “Бог Единый или Троица”
Мункыз ибн Махмуд ас-Саккар

  • [1] Евсевий Никомедийский (? — 341) — константинопольский епископ (339—341). Был епископом Берита, затем Никомедии. Имел значительное влияние на Констанцию, жену императора Лициния, сестру императора Константина Великого. На Вселенском Никейском соборе в 325 году выступал защитником Ария, с которым был дружен в юности, а позже вместе с епископом Евсевием Кесарийским был главой примирительной партии, члены которой по имени обоих Евсевиев получили название евсевиан. По завершении собора Евсевий Никомедийский отказался отречься от арианской ереси и был вместе с сообщниками отправлен императором в ссылку в Галлию. В 328 году Евсевий, Арий и другие ариане были возвращены из ссылки Константином, исполнившим предсмертную просьбу своей сестры Констанции. Возглавлял борьбу ариан против защитника православия, александрийского архиепископа Афанасия Великого и добился его низложения и ссылки. Вместе с другими епископами принимал участие в крещении императора Константина Великого, в 337 году умершего на его канонической территории в предместье Никомедии. По приказу императора Констанция II руководил Антиохийским собором 341 года, на котором в Восточной Римской империи умеренное арианство было признано официальным учением.
  • [2] Афанасию приписывают создание Афанасьевского символа веры: «Всякий, желающий спастись, должен прежде всего иметь кафолическую христианскую веру. Тот, кто не хранит эту веру в целости и чистоте, несомненно обречен на вечную погибель. Кафолическая же вера заключается в том, что мы поклоняемся единому Богу в Триединстве и Триединству в Едином Божестве, не смешивая Ипостаси и не разделяя Сущность Божества. Ибо одна Ипостась Божества — Отец, другая — Сын, третья же — Дух Святой. Но Божество — Отец, Сын и Святой Дух — едино, слава одинакова, величие вечно. Каков Отец, таков же и Сын, и таков же Дух Святой. Отец не сотворен, Сын не сотворен, и Дух не сотворен. Отец не постижим, Сын не постижим, и Святой Дух не постижим. Отец вечен, Сын вечен, и Святой Дух вечен. И все же они являются не тремя вечными, но единым Вечным. Равно как не существует трех Несотворенных и трех Непостижимых, но один Несотворенный и один Непостижимый. Таким же образом, Отец всемогущ, Сын всемогущ и Святой Дух всемогущ. Но все же не трое Всемогущих, но один Всемогущий. Так же Отец есть Бог, Сын есть Бог и Святой Дух есть Бог. Хотя они являются не тремя Богами, но одним Богом. Точно так же, Отец есть Господь, Сын есть Господь и Святой Дух есть Господь. И все же существуют не три Господа, но один Господь. Ибо подобно тому, как христианская истина побуждает нас при­знать каждую Ипостась Богом и Господом, так и кафолическая вера запрещает нам говорить, что существует три Бога, или три Господа. Отец является несозданным, несотворенным и нерожденным. Сын происходит только от Отца, Он не создан и не сотворен, но порожден. Святой Дух происходит от Отца и от Сына, Он не создан, не сотворен, не рожден, но исходит. Итак, существует один Отец, а не три Отца, один Сын, а не три Сына, один Святой Дух, а не три Святых Духа. И в этом Триединстве никто не является ни первым, ни последующим, равно как никто не больше и не меньше других, но все три Ипостаси одинаково вечны и равны между собою. И так во всем, как было сказано выше, надлежит поклоняться Единству в Триединстве и Триединству в Единстве. И всякий, кто желает обрести спасение, должен так рассуждать о Троице. Кроме того, для вечного спасения необходимо твердо веровать в воплощение нашего Господа Иисуса Христа. Ибо праведная вера заключается в том, что мы веруем и исповедуем нашего Господа Иисуса Христа Сыном Божиим, Богом и Человеком. Богом от Сути Отца, порожденным прежде всех веков; и Человеком, от естества матери Своей, рожденным в должное время. Со­вершенным Богом и совершенным Человеком, обладающим разумною Душою и человеческим Телом. Равным Отцу по Божественности, и подчиненным Отцу по Своей человеческой сущности. Который, хотя и является Богом и Человеком, при этом является не двумя, но единым Христом. Единым не потому, что человеческая сущность превратилась в Бога. Полностью Единым не потому, что сущности смешались, но по причине единства Ипостаси. Ибо как разумная душа и плоть есть один человек, так же Бог и Человек есть один Христос, Который пострадал ради нашего спасения, сошел в ад, воскрес из мертвых в третий день; Он вознесся на небеса, Он восседает одесную Отца, Бога Всемогущего, откуда Он придет судить живых и мертвых. При Его пришествии все люди вновь воскреснут телесно, и дадут отчет о своих деяниях. И творившие добро войдут в жизнь вечную. Совершавшие же зло идут в вечный огонь. Это — кафолическая вера. Тот, кто искренне и твердо не верует в это, не может обрести спасения».Однако имеются веские доказательства того, что этот символ был сформулирован намного позже, и автором его был вовсе не Афанасий.Принятый на Первом Никейском соборе (325 год) Символ веры — формула вероисповедания, в которой провозгласилась божественность Бога-Сына, названного «единосущным Отцу», а после краткого третьего компонента формулы («веруем в Духа Святого») следовала анафема арианству.Текст Никейского Символа Веры: «Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, Единородного, от Отца рожденного прежде всех веков; Свет от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного с Отцом, Которым все сотворено. Ради нас людей и ради нашего спасения сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Святого и Девы Марии, и вочеловечившегося. Распятого же за нас при Понтии Пилате, и страдавшего, и погребенного. И воскресшего в третий день по Писаниям. И восшедшего на небеса, и сидящего по правую руку
    Отца. И опять грядущего со славой судить живых и мертвых, Царству Которого не будет конца. И в Духа Святого, Господа, Животворящего, от Отца исходящего, с Отцом и Сыном поклоняемого и прославляемого, говорившего через пророков. Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую одно крещение во оставление грехов. Ожидаю воскресения мертвых, и жизни будущего века. Аминь».В 381 году он был расширен и дополнен Вторым Вселенским собором в Константинополе, после чего стал называться Никео-Константинопольским: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рождённого от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рождённого, не созданного, одного существа со Отцем, чрез Которого всё сотворено; для нас людей и для нашего спасения сошедшего с небес, принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы и сделавшегося человеком, распятого за нас при Понтие Пилате, страдавшего и погребённого, воскресшего в третий день согласно с писаниями (пророческими), восшедшего на небеса и седящего одесную Отца, и опять имеющего придти со славою судить живых и мёртвых, царству Которого не будет конца. И в Святого Духа, Господа, дающего жизнь, исходящего от Отца, покланяемого и прославляемого равночестно с Отцем и Сыном, говорившего чрез пророков. И во единую, святую, вселенскую и апостольскую Церковь. Исповедую единое крещение во оставление грехов. Ожидаю воскресения мёртвых и жизни будущего века. Аминь».
  • [3] Аль-яхудиййа ва аль-масихиййа. С. 302-306.
  • [4] Ахмад Шаляби. Аль-масихиййа. С. 134-135.
  • [5] Аля Абу Бакр. Аль-масихиййа аль-хакка алляти джаа биха-ль-масих. С. 136.
  • [6] Павел Самосатский (200 — 275) — епископ Антиохийский в 260—268; отрицал божественность Иисуса Христа, был осуждён как еретик на Антиохийском соборе (268 год). Последователи составили секту, названную по его имени павлианами, которая существовала до IV века.

    По возведении на Антиохийскую кафедру своей проповедью монархианства вызвал споры. На Антиохийском Соборе 269 года был обличён пресвитером Мальхионом в ереси и был низложен. Однако, пользуясь поддержкой Зеновии, царицы Пальмирской, Павел удерживал антиохийскую кафедру до 272 г., когда император Аврелиан по просьбе христиан изгнал его из Антиохии.
    Ученик Павла Самосатского, Лукиан Антиохийский, был впоследствии учителем Ария.

  • [7] Керинф — один из первых по времени гностиков, по древним преданиям, жил в век апостольский. Ириней и Ипполит приписывают ему египетское образование. Керинф различал Христа и Иисуса как две особые индивидуальности. Иисус был простой, обыкновенным способом рожденный человек, достигший высокой степени добродетели. При крещении в Иордане с ним соединилось небесное существо — Христос, сошедшее в виде голубя. Его силою Иисус творил чудеса, а перед крестною смертью Христос, будучи бесстрастным по естеству, отделился от человека Иисуса (Ириней I, 26; Ипполит VII, 33).
  • [8] Ириней Лионский — один из первых Отцов Церкви, ведущий богослов II века. Малоазиатский грек (род. около 130 г.); около 160 года послан Поликарпом, епископом Смирнским, в Галлию для проповеди христианства; с 177 г. был епископом Лионским.
  • [9] Мухаммад Такый аль-Усмани. Ма хийа ан-насраниййа. С. 63-64.

]]> ]]>

4 комментария

  1. Люба

    Один поэт написал такие строки:

    А русский мужечек не примет ересь ту,

    Хоть напечатана она куплетом

    Еще сильней потянется к Христу

    И будет укреплятся в этом….

  2. Сергей

    Совсем попы народу голову заморочили! Руах (Святой Дух) на еврейском и арамейском женского рода. Что же получается? Святой Дух — жена Бога. А Иисус — сын Бога-Отца и Бога-Святого духа. Феминистки радуйтесь — учение о Троице дает вам отдельное божество.
    Или еще интереснее, Троица — это что то вроде двухликого Януса.
    Если интерпретировать библейский текст логически, то Святой Дух — дыхание Бога, а не самостоятельное божество. Когда говорится, что Святой Дух спускается на людей, то по логике из контекстов следует, что людям дается Божья искра, частичка Божественной Души. Ни о каком божестве там и намека нет. Да и Иисус себя Богом никогда не называл. Что же он тогда постоянно молится Богу? Странно выходит. Если Иисус и Бог одно целое, то зачем же молится самому себе? Более того Иисус говорит: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» Как же часть одно целое может оставить себя? Причем, если дословно читать Евангелия, то Иисус называет себя Сыном Божьим точно так же, как это может сказать о каждом человеке — сыне или дочери Бога.

  3. САМААТ

    Да папахивает Римскими богами богочеловек, сын бога, полубог. влияния легенд римских явно прослеживаетса.

  4. миша

    ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракетух .очень интересные и полезные статьи можно найти на этом сайте.джазакуму ллаху хайрон. относительно тех стишков ,что привела Люба ,в ответ можно было сказать многое и по делу ин шаа-Ллах ,но так как судя по дате их опубликования прошло достаточно времени и есть вероятность того ,что я не буду услышан ею ,то воздержусь от комментариев. от себя скажу одно,если человек в здравом уме и обладает логическим мышление,не зависимо от того к какой он национальности принадлежит, то ему не составит труда нарисовать «картину» от создания мироздания до сегодняшнего дня, опираясь на священные писания (а их 4) и только одно дошло до сегодняшнего дня без искажения — это коран. хотелось в завершении сказать ,что я русский и аль-хамду ли-Ллях ,что всевышний открыл мне сердце и сделал меня мусульманином . барака-Ллаху фикум

Оставить комментарий